Независимый розлив — открывая горизонты!

Современному миру легче всего делать стандартные продукты в больших количествах. Неважно — автомобили, косметику, напитки, одежду. И современный человек спешит сделать свой выбор и потребляет то, что легче всего. Зашел в беспошлинный магазин в аэропорту, купил всего подряд — и вроде доволен. Вот только потом человек задумывается: и вроде люксовый товар, и деньги отдал, да только таких, как он, потребителей — миллионы. И все пахнут одинаковым одеколоном... И пьют одни и те же марки виски. И уже полмира ездит на японских авто. Человеку думающему становится не по себе. Он не хочет затеряться в четырехмиллиардной семье народов. Ему хочется чего-то умного и тонкого, того, что украсит его жизнь по-настоящему.

Попробовав весь репертуар все того же классического набора из магазина в международных аэропортах мира, он приступает к более тонкому изучению любимого продукта. Он уже мыслит не вширь, а вглубь. И выясняется, что если количество наименований виски — число конечное и известное, ограниченное количеством дистиллерий (открытых, закрытых и вовсе разрушенных), то количество самих виски практически безгранично. И он понимает, что всемирный бренд типа «кока-колы от виски» — это вовсе не так интересно и престижно, как маленький лейбл.

Выходит, что миру популярного потребления брендованного виски достаточно успешно противостоит мир потребления элитарного, уникального и неповторимого продукта под тем же названием. Но только с небольшой ремаркой: «независимый боттлер» (Independent Bottler).

«Попробовав весь репертуар все того же классического набора из магазина в международных аэропортах мира, он приступает к более тонкому изучению любимого продукта»

На самом деле в мире это происходит не только с виски. То же самое с коньяком — мы знаем гигантские бренды, которые продают в мире больше коньяка, чем может родить вся французская земля. Мы знаем шампанское, на которое просто не может хватить всего винограда провинции Шампань. А зато знаем одновиноградниковый коньяк, шампанское, произведенного одной семьей из автохтонного винограда. Что вы выберете? Конечно, нечто, сделанное вручную.

Популярность односолодовых виски (Single Malt), созданных из одного солода, выгнанных на одном перегонном заводе, в мире растет не годами, а месяцами. И растет число потребителей. И вот уже вы продегустировали все от «Окентошан» (Auchentoshan) до «Туллибардин» (Tullibardine) (дальше по алфавиту только японские марки), а за спиной стоят уже те, кто это все попробовал только вчера, потому что модно и доступно. И опять человек сливается с серой массой, чего ему совершенно не хочется. Он не для этого покупал «Ягуар Икс-Эф» (Jaguar XF) и делал тюнинг. Не для того шил костюм в лучших маленьких ателье Италии. И «Берлутти» (Berlutti) изготавливали ему обувь по ноге. Тогда любитель обращает внимание на те позиции в мире виски, которые невыгодны большим корпорациям: виски, которые не продаются с винокурен ни оптом, ни в розницу. Потому что увеличивать количество наименований — значит увеличивать рекламные и Пи-Ар-бюджеты.

«Легче продвигать пять-шесть брендов, чем двадцать. Этим не могли не воспользоваться профессионалы, так называемые независимые боттлеры»

Легче продвигать пять-шесть брендов, чем двадцать. Мы говорим про виски, которые когда-то на малоизвестных винокурнях выкупили в бочках независимые боттлеры, они же негоцианты, они же суперспециалисты и фанаты своего дела. Бизнесмены, которые, как правило, не владеют своими дистиллериями, но зато знают, что спирт с одной и той же винокурни получается разным. По вкусу, по аромату. По крепости даже. А уж если имеется видение, как можно его настоять в отдельной, своей бочке, то получится уникальный продукт, к тому же весьма ограниченного количества. Если к этому добавить варьирование условий выдержки (размер бочки, ее возраст, то, что выдерживалось в бочке до данного конкретного спирта, условия выдержки), то нетрудно понять: существует бесконечно большое число вариантов «воды жизни» из Шотландии. Этим не могли не воспользоваться профессионалы, уже в конце 19 века начавшие создавать специализированные, так называемые «независимые боттлеры». И то, что не выгодно винокурне, вполне экономически оправдано для небольшой компании, закупающей спирты и выдерживающей их в своих хранилищах или на площадях, арендованных у той же винокурни.

Как правило, во главе любой независимой компании, «независимого боттлера», стоит профессионал высочайшего класса, прекрасно знакомый со всеми нюансами технологии и способный заранее предугадать, каким станет только что перегнанный спирт после выдержки в определенных условиях. Как подлинный ювелир, такой профессионал «ограняет» спирты, заставляя их сверкать всеми гранями букета и вкуса. Но если бы дело ограничивалось только этим!

История производства шотландского виски изобилует взлетами и падениями. Винокурни создавались и разрушались, а иногда консервировались на длительные сроки. Произведенные ими спирты, разумеется, «шли в дело», и если бы не независимые боттлеры (помните: они появились еще в 19 веке!), сегодня об этих спиртах можно было бы только рассуждать. Благодаря «ювелирам» мира виски люди имеют возможность попробовать не просто спирт, но его «ограненную» версию.

Есть в производстве виски несколько тонкостей. Во-первых, крупные, именитые винокурни, продавая свои спирты «на сторону», как правило, запрещают использовать свое название на этикетке. Но ведь их продукция столь же уникальна и неповторима, и здесь на помощь приходят так называемые «анонимные» выпуски, когда название заменяется некоторыми номерами, известными потребителю, или когда в названии используется понятный знатокам символ, скажем, название соседней деревушки или речки. На полках лучших виски-магазинов можно встретить бутылку от «Гордон и МакФэйл» (Gordon & McPhail) с интригующей надписью «виски с тайных перегонных кубов» (Secret Stills Whisky), а на этикетке будет пояснение: «Дистиллерия номер 7, рядом с деревней Олд Мелдрюм (Old Meldrum)» и настоящий любитель напитка сразу поймет, что это спирт с дистиллерии «Глен Гэри» (Glen Garioch). Со всеми ее прелестями.

«Только независимые боттлеры могут позволить себе эксперименты с крепостью готового продукта»

Думаете, это все? Нет! Только независимые боттлеры могут позволить себе эксперименты с крепостью готового продукта. Мало того, что, редуцируя спирты, они выбирают содержание спирта в виски таким образом, чтобы максимально подчеркнуть особенности напитка, в ряде случаев виски разливается неразбавленным, имея крепость до 60% и выше! Не опасайтесь делать это: несколько капель воды в бокал — и драгоценная жидкость откроет все грани своего букета и вкуса, совершенно не производя впечатления обжигающей. Думается, не надо уточнять, что независимые боттлеры никогда не фильтруют виски с применением жестких вымораживающих технологий. Или щадящие технологии холодной фильтрации, принятые при производстве вина, или просто грубые фильтры для удаления механических взвесей. А значит, в напитке сохраняются все нюансы букета и вкуса, исключенные из продукции массового производства.

Предпоследним штрихом в портрете независимого боттлера будет очевидная уникальность любой его продукции: крайне редко он закупает больше одной бочки спирта. Нетрудно подсчитать: в общей сложности на свет появится не более 1000 бутылок виски (в зависимости от крепости исходного спирта). И это финиш. Больше такого виски никогда не будет. И виски превращается в люксовый и суперлюксовый продукт. А также в инвестиции. Отсюда — прямой путь к частному розливу (Private Bottling). Это значит, что настоящий знаток может заложить собственную бочку с теми характеристиками, которые ему видятся в самых прекрасных фантазиях. Особенно если у него есть время подождать лет десять-двадцать... Если нет, то можно у независимого боттлера найти уникальную бочку лет тридцати четырех и разлить ее под  своим личным брендом. Но, конечно, с гордым указанием, откуда «дровишки». И тогда процесс может прийти к высшей точке — виски из одной бочки (Single Cask). При этом «бочковой крепости» (Cask Strength) — до 60 градусов. Обычно с дистиллерии выходит односолодовый виски vatted, смешанный из разных бочек этой винокурни. Это позволяет достичь фирменного стиля предприятия в нормальных промышленных количествах. «Однобочковый» односолодовый виски будет обязательно в стиле, но в рамках одного стиля очень сильно отличаться, как сами бочки из-под бурбона или шерри отличаются друг от друга.

«Институт независимых ботллеров восходит к тому времени, когда предприятия не занимались продажами своей продукции, а пользовались услугами оптовиков-негоциантов»

До нашего времени остались самые мощные и крупные из них, пережившие процесс концентрации девяноста процентов шотландских дистиллерий в руках трех крупнейших международных корпораций, когда их бизнес как оптовиков-посредников закончился. Но именно оптовики типа «Дуглас Лэнг» (Douglas Laing), которые закупали односолодовые виски разных дистиллерий для создания собственных блендов — купажированных с зерновым виски — стали крупнейшими обладателями коллекций уникальных спиртов. С винокурен, которые в большинстве своем уже закрылись. Это удивительные коллекционные продукты, и немудрено, что такие независимые боттлеры как «Харт Бразерс» (Hart Brothers). с самого начала популярности сингл-молтов специализировались на поиске, хранении и розливе виски, которые уже невозможно найти на свободном рынке. Независимые боттлеры «Ян Маклеод» (Ian Macleod) собрали с 1936 г. на своих складах двадцать тысяч бочек уникальных спиртов возраста аж до пятидесяти лет. И разливают продукт, который смело украшает серьезные коллекции. А «Данкан Тейлор» (Duncan Taylor) примерно с тех же годов торговала бочковым виски и потом плавно перешла к созданию собственных односолодовых собраний.

Штрихи к иллюстрации изменений на рынке однослодовых редких виски — создание «Аделфи» (Adelphi) в 1993 г. Этот независимый боттлер собирает и разливает по бутылкам однобочковый виски бочковой крепости.

И совсем фантастична история журналиста Робина Тучека (Robin Tucek), который так влюблен в виски, что основал свою собственную независимую компанию по розливу — «Блэкаддер» (Blackadder). И попал в историю виски вместе с такими грандами, как «Гордон и МакФэйл» (Gordon & McPhail), которые как оптовики просто исторически сформировали шотландский виски-бизнес и остались в лидерах.


«Хантер Лэнг» (Hunter Laing)

Именно эти энтузиасты классического виски создали мировой рынок уникального виски. То, что они делают, не может стоить дешево. Потому что тут другое отношение к процессу потребления. Не может дешево стоить спортивный итальянский автомобиль с 600-ми лошадьми под капотом. Но у него и не существует срока старения. Такие предметы в нашем мире плавно перетекают из яркой актуальности в шикарную винтажность. Замки не стареют. Картины мастеров не горят. И давно стало ясно, что в таких вещах не стоит быть демократом. Скорее, аристократом. Следовательно, всегда быть в меньшинстве. Но это окупается.

Если не принимать во внимание нелегальные производства, то на первый план выходят причины экономического характера. Нетрудно догадаться, что в первую очередь закрывались производства, не представляющие интереса для крупных собственников — иногда в силу низкого качества спиртов, иногда в силу избытка производственных мощностей либо причин, скажем так, личного характера. Бывали случаи, когда решение собственников представлялось знатокам вопиющим, как, например, в случае со знаменитым производством «Порт Эллен» (Port Ellen) с острова Айла (Islay). И здесь пришло время обратиться к последнему штриху к портрету независимых боттлеров: если бы не их усилия, то сегодня продукции закрытых производств попросту бы не существовало.

В свое время, закупив спирты в далеких и малоизвестных винокурнях, они смогли сохранить и донести до наших дней шедевры винокуренного производства. Они поступили с этими спиртами в соответствии с пониманием того, что такое «уникальный виски».

Прежде чем завершить краткий рассказ о независимых боттлерах, уместно дать несколько советов на тему:

Как обращаться с односолодовыми шедеврами, крепость которых может существенно превышать привычные 40%

Совет первый: не пугайтесь, ибо специалисты не просто так выбрали крепость напитка, поступающего в продажу. По их мнению, именно при такой крепости напиток наиболее полно раскрывает свои достоинства, а, значит, наиболее пригоден для внутреннего употребления.

Совет второй: если содержимое бокала все-таки кажется вам излишне спиртуозным, дайте ему постоять часок-полтора. Как правило, в результате спиртуозность уменьшится и виски станет более мягким, не обжигающим.

Совет третий: добавьте в бокал несколько капель чистой, слабоминерализованной воды (ни в коем случае не газированной, не хлорированной и не кипяченой!). Результат может оказаться поразительным, так как в этом случае вы не только понизите содержание спирта, но и дадите возможность раскрыться некоторым ароматам, недоступным без такой нехитрой процедуры.


«Дуглас Лэнг» (Douglas Laing)

Конечно, можно стать коллекционером и хранить в заветном шкафчике образцы напитка, которые, как нетрудно догадаться, будут год от года только дорожать: ведь виски созданы для того, чтобы их пить. Можно использовать односолодовые шедевры как инвестиционный инструмент. В любом случае нужно помнить одно: сегодня виски от независимых боттлеров — это ваша индивидуальность, ваш имидж. Не упустите возможность еще раз подчеркнуть ваш статус, а мы поможем вам в этом!